Показать сообщение отдельно
  #2  
Старый 29.06.2005, 05:02
Аватар для bill
bill bill вне форума
ВРАЧ
      
 
Регистрация: 29.03.2003
Адрес: Санкт-Петербург
Сообщений: 4,445
Поблагодарили 212 раз(а) за 131 сообщений
bill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форумеbill этот участник имеет превосходную репутацию на форуме
таким образом процесс выгорания. Schwartz & Will (1953) дали описание ранних признаков взаимного избегания деморализованного персонала и больных, которое, появившись однажды, становилось самоподкрепляемым.
Происхождение выгорания
Существует прискорбная тенденция работодателей и сотрудников немедленно возлагать ответственность за выгорание на индивида. Однако многие значимые переменные стресса включены в профессиональную должность до того, как конкретный человек будет на нее назначен. Выгорание является конечным результатом сложного баланса факторов (Firth-Cozens, 1994) окружения, в котором мы работаем, полученного образования, характеристик учреждения и личных моментов. Несколько предположительных механизмов развития выгорания подкрепляются кое-какими эмпирическими доказательствами. Описания этих механизмов выступают в виде каталога гипотез, направленных на стимулирование дальнейшего исследования происхождения выгорания, а также указывают на различные уровни вмешательства.
Культура и контекст, в которых мы занимаемся врачебной деятельностью, подчиняются процессу все возрастающего упадка и фрагментарности, свойственному обществу в целом. Больные имеют все меньший доступ к общественным и семейным ресурсам и предъявляют все более высокие требования к работе специалистов, ожидая помощи и изменений в своем положении. В то же время специалисты оказались под неусыпным общественным вниманием. В целом оказывается, что существует общая тенденция — ожидания все больше и больше увеличиваются, в то время как ресурсы уменьшаются. Специалисты, работающие в системе здравоохранения, находятся в опасном положении, обладая все меньшей властью, одновременно становясь все более подотчетными. Далее, навязывание примитивной бизнес — культуры, которая изображает персонал как “анонимные единицы производства” (Lancet, 1994), а отделения как “единицы извлечения доходов”, лишает привилегий тех, кто лично предан своей работе.
Эти культуральные изменения могут находить свое отражение в сдвиге установок у наших младших коллег. Существует тенденция рассматривать медицину не столько как призвание, сколько как работу, что может привести к конфликту и диссонансу с преподавателями высших учебных заведений, рассчитывающих (или по меньшей мере надеющихся) на соответствующую степень преданности, которую обучающиеся в настоящее время считают неадекватной. Старшие врачи могут также проецировать свои утраченные идеалы на младших коллег, а потом нападать на них за то, что они не воплощают эти идеалы в жизнь. Врачи все в большей мере не желают принимать то, что некоторые из них ощущают как “отжившую и карательную систему карьер” (Policy Studies Institute, 1994). Происходит постепенный уход врачей из своей профессии; есть сообщения о том, что через 15 лет после приобретения специальности врача, четверть из них прекратили практическую работу (Hospital Doctor, 1995). В настоящее время существует много исследований, документально подтверждающих широко распространенную неудовлетворенность профессией и чувство сожаления в связи с выбором медицинской карьеры (Allen, 1988, 1992, 1993).
Преподаватели и специалисты по профессиональным заболеваниям (MacDonald & McCloy, 1994) недавно высказали мнение о том, что “в настоящее время трудно найти старого врача, который хочет работать до тех пор, пока не получит пенсию по возрасту”.
Вставка 1. Признаки и симптомы выгорания
Изменения в поведении — врач часто смотрит на часы; усиливается его сопротивление выходу на работу; откладывает встречи с больными; часто опаздывает (поздно приходит и поздно уходит); утрачивает творческие подходы к решению проблем; работает усерднее и дольше, а достижения становятся меньше; уединяется и избегает коллег; присваивает собственность учреждения; увеличивает употребление меняющих настроение психоактивных веществ (включая кофеин и никотин); утрачивает способность удовлетворять свои потребности в развлечениях и восстановлении здоровья; подвержен несчастным случаям.
Изменения в чувствах — утрата чувства юмора или юмор висельника; постоянное чувство неудачи, вины и самообвинения; часто испытывает гнев, чувство обиды и горечи; повышенная раздражительность, проявляемая на работе и дома; ощущение как будто к нему придираются; чувство обескураженности и равнодушия; бессилие; снятие стресса, а не творческая деятельность.
Изменения в мышлении — все более упорные мысли о том, чтобы оставить работу; не способен концентрировать внимание; ригидное мышление, сопротивляющееся изменениям; усиление подозрительности и недоверчивости; циничное, порицающее отношение к больным; негуманное отношение к больным, менталитет жертвы; озабоченность собственными потребностями и личным выживанием.
Изменения в здоровье — нарушенный сон; частые, длительно текущие незначительные недуги; повышенная восприимчивость к инфекционным заболеваниям; утомляемость — усталость и истощение на протяжении целого дня; ускорение нарушений психического и соматического здоровья.
Особенности образования
Последовательные пересмотры процесса образования, экзаменов и ожидаемых результатов учебы оправдано приписывать постепенному повышению стандартов, однако наша система образования, оказывается, плохо готовит нас к реальности врачебной практики и не в состоянии поддерживать нашу преданность специальности, моральное состояние, здоровье и энтузиазм. Частично, возможно, из-за этого мы продолжаем пренебрегать личностью врача. Нас много учат теории и практике медицины, но почти не учат тому, как заботиться о себе и справляться с неизбежными стрессами (Grainger, 1994). Педагоги, которые отошли от реальности клинической практики, имеют склонность утверждать, что все проблемы разрешимы, и не в состоянии готовить учащихся к неизбежным фрустрациям и неопределенностям (“шок реальностью”). Таким образом, студентам предлагают идеалистические, а не реалистические модели, которые в конечном счете не пригодны для работы. Древний образ “ чудесного целителя” противоречит образу “мужественного медика” или делового практикующего врача. Возможно, скрытое представление о том, что стресс равнозначен слабости, неудаче, неадекватности, вызывает основанное на чувстве вины отрицание либо утаивание стресса и приводит к тому, что врачу трудно признаться, поделиться своими проблемами и разрешить их.
Профессиональные факторы
Точка зрения — “если ты не можешь переносить жару — убирайся из кухни” — трагически неуместна и отвлекает внимание от “кухонь”, которые опасно запущены и вредят здоровью тех, кто в них работает. В своем обзоре стрессов в медицинской профессии Британская Медицинская Ассоциация (1992) сделала вывод, что Национальное здравоохранение (National Health Service) во многих отношениях “совсем не в состоянии обеспечивать безопасную и поддерживающую окружающую среду для своего персонала”. Широко публиковавшиеся и успешные акции, предпринятые врачом Chris Johnstone (Hospital Doctor, 1995) и социальным работником John Walker (Unison, 1995), которые приписали развитие депрессивных расстройств стрессу на работе, помогают привлечь внимание к ответственности работодателей за здоровье своих сотрудников.
Давно признано, что работа с определенными группами больных является дополнительным психотравмирующим фактором. К ним относятся люди старческого возраста, хронически или смертельно больные, пациенты, требующие интенсивного ухода, новорожденные, психически больные, лица, употребляющие психоактивные вещества, и пациенты с агрессивным и угрожающим поведением. Выгорание считают исключительно расстройством сверхпреданных и упрямых, а эти группы больных в целом имеют ряд общих особенностей, которые притягивают преданных идеалистов; некоторые из этих пациентов менее податливы с точки зрения ясных и простых исходов заболевания и противопоставляют нас нашему бессилию и ограниченной способности противостоять страданиям; другие чрезмерно чувствительны к нашим ошибкам, в то время как остальные стремятся нарушить наши границы. Pines и Maslach (1978) обнаружили, что чем дольше персонал работает в психиатрических учреждениях, тем меньше им нравится работать с больными, тем в меньшей мере они ощущают себя успешно работающими и тем менее гуманна их позиция по отношению к душевнобольным.
Существует стойкая связь между выгоранием и профессиональными ролями, которые требуют идти на компромисс и лишены поддержки, ведут к перегрузке, неопределенности или конфликтам (Burke, Richardsen, 1996). Эта триада характерна для многих недостаточно управляемых мультидисциплинарных бригад.
Стили руководства, которые включают в себя обратную связь только негативного характера (“Я скажу тебе, если ты ошибешься”), имеют связь с высокой степенью выгорания в отличие от стиля, который предлагает позитивную обратную связь и поддерживает самоуправление (Duxburg et al, 1984). Существует важная параллель между чувством привязанности в семейной жизни и профессиональной практике, которые способствуют развитию уверенности в себе, доверия, компетентности и эмоциональной безопасности (Richman & Flaherly, 1985). Выгорание к тому же заразно, и подверженные стрессу руководители служат негативной моделью для своих подчиненных.
Личные факторы
В должности заложено многое, что повышает или снижает производительность труда индивида еще до того, как он займет свой пост. Возможны также личные факторы, которые делают индивида более уязвимым.
__________________
С уважением
Владимир Михайлович Подколзин
Ответить с цитированием